Главная arrow Статьи о породе arrow Статьи из журнала "Собаководство", 1929 год
Главное меню
  • Russian
  • English
Rambler's Top100

Happy Dog - Элитные корма и пищевые добавки для собак из Германии
Реклама
Advertisement
Статьи из журнала "Собаководство", 1929 год Версия для печати
Автор: Группа авторов   
09 авг. 2004
Статьи о южнорусских овчарках из журнала "Собаководство", 1929 год:
1. Выдержка из статьи, помещенной в журнале "Собаководство" N4 (34) за 1929 г, посвященная южнорусской овчарке.
Журнал "Собаководство" N3(32) 1929 г. С. Дубровский
Журнал "Собаководство" N9(38) 1929 г. Мазало

ЮЖНО-РУССКАЯ ОВЧАРКА
В статье своей "О происхождении южно-русской овчарки" (Собаководство и Дрессировка" 1927 г. N11) я уже указал, что наша южно-русская овчарка - не местная, а привезена из Германии вместе с мериносами. Она тождественна с древне-германской, древне-французской и древне-английской овчаркой, что можно заметить, если взглянуть на рисунки в книге Стефаница). Наши местные овчарки были другие. Между Бугом и Днестром, по сообщению А. Мейера, в конце 18 века овчарки были высоконоги, кудрявохвосты и похожи на борзых. И. Коль в тридцатых годах прошлого столетия так описывает овчарок Новороссии: это "большое, длинношерстое, узкомордое, длиннохвостое животное, которое может считать в числе своих предков скорее волка, чем собаку, со столь малыми расовыми различиями, что едва ли имеются какие-нибудь отличия в окраске". "Преобладающий цвет ее шерсти - грязный, серо-бурый". "По наружному виду овчарки очень походят на волков".
Эта овчарка почти исчезла в Европе, у нас же, благодаря крупному овцеводству, в свое время размножилась в качестве сторожа от волков и сохранилась, а теперь в свою очередь исчезает и поддерживается, гл. обр., только питомниками военных собак РККА. Южно-русская овчарка и костромская гончая по черепу очень близки к волку, особенно по узкой заглазничной ширине (у южно-русской овчарки 18,5 процентов), у костромской гончей - 18,6 процентов, а у волков - 19,5 процентов), наибольшей ширине черепа (29,2 процента, 29,6 процента и 29,6 процента) и затылочной ширине (37,6 процента, 37,9 процента и 37 процентов). Эти-то, пережитки прошлого, волчьи признаки, а равно и болмиая величина черепов указывают, что южно-русская овчарка и костромская гончая являются наимнее уклонившимися от своего предка-волка и не происходят от собаки бронзового века (Canis matris optimae), как европейская овчарка, хотя и находятся в близком родстве с последней и с нынешней западно-европейской овчаркой. Точнее выражаясь, южно-русская овчарка и собака бронзового века являются двумя самостоятельными линиями, ответвившимися от своего предка-волка (может быть и от двух подвидов волка, если эти породы собак одомашнены в разных местностях).

Журнал "Собаководство" N3(32) 1929 г.
С. Дубровский

ЮЖНО-РУССКАЯ ОВЧАРКА В НАШИ ДНИ
На юге Украины, недалеко от Перекопа,, в широкой, безбрежной степи культурным оазисом раскинулся Государственный Заповедник "Чапли", гордость нашего союза. Этим культурным центром степной полосы интересуются даже заграничные ученые.
Когда-то здесь было много южно-русских овчарок, которые сторожили крупное овцеводческое хозяйство (до 60 тысяч голов) от хищников и помогали пастухам, по тамошнему, южному, "чабаны", исполнять свои обязанности. Отсюда и пошло название "чабанская" овчарка. Так же называют ее и в степи. Старожилы заповедника, прожившие в этом районе по 35-40 лет, рассказывают, что каждый год производились выводки и отбор овчарок, когда все чабаны являлись к экономию со своими собаками и на площади осматривались и отбирались из них лучшие экземпляры, спаривались, а худшие подлежали изъятию.
Мериносовое овцеводство давало сотни тысяч доходу, поэтому южнорусские овчарки пользовались вполне заслуженным уважением за свои прекрасные караульно-сторожевые качества. Во время гражданской войны овцеводство упало до 5 тысяч, и овчарки стали "безработными". Многие погибли, другие разбрелись, голодные, по соседним селам и хуторам в поисках пищи, а часть была разобрана чабанами по домам. В результате в 1921 году осталась одна сука...
Конец гражданской войны (Перекоп 36 верст) и начало хозяйственного строительства коснулись также и овчарок. Овцевод заповедника А.М. Горожанин, 60-летний старик, горячо любящий овчарку, приступил к ее собиранию, разведению и в настоящее время овчарок там насчитывается порядочное количество.
Этот старик овцевод пускался на все хитрости, лишь бы сохранить последних представителей этой ценной породы. Но кроме этого человека не было никого, кто бы так любовно и заботливо охранял овчарку. Были такие печальные факты, когда красавцев-овчарок убивали, как только они забегали в зоопарк. Убивали также овчарок тогда, когда они со своими хозяевами-чабанами попадали в совхоз, отбивались от гарбы и блуждали часто около совхозов, а за этот час-два охотник убивал ее, как бродячую.
Помню и такой случай: один почтенный научный работник убеленный сединами, встретил меня такими словами: "Вы знаете товарищ, вчера я убил в зоопарке большущего пса, эту caмую чабанскую овчарку; забрался, каналья, в парк и пугает моих лам и страусов, так я его из-за угла трахнул". С болью в сердце выслушал я эти слова человека, который не ведал, что творил, и немедленно отправился к директору просить его принять решительные меры охране последних оставшихся овчарок. В результате нашего вмешательства был издан приказ, где говорилось, что всякую "чабанскую" овчарку, прибежавшую из степи в хозяйство, ловить отправлять обратно к чабану и ни в коем случае не убивать.
Кроме этих печальных фактов из жизни овчарок, следует упомянуть еще о том, что они не увеличивались в своем числе, а даже уменьшались, благодаря стараниям самих "чабанов".
У овцевода А.М. Горожанина в его походной записной книжке часто было записано 40-50 овчарок, а когда он в следующий раз объезжал "шматки" овец, то количество овчарок уменьшалось до 30-35. Оказывается, что "молодежь" распылялась по рукам и хуторам, селам и бесследно исчезала, а скорее всего в большинстве погибала. "Ну, как щенки?" - "Подохли, хай им лыхо", отвечали чабаны на вопрос овцевода, а сами хитро подмигивали друг другу. Что он мог поделать. Ведь нередки были случаи, когда щенки куда-то "уезжали" на автомобилях и тачанках, на руках "любителей", подаренные администрацией и также бесследно исчезали в широкой, как море степи... Где они теперь?
Не буду скрывать и такого печального факта, когда приехал в заповедник один военный товарищ из другого округа и без лицшних слов подал директору... письменное требование на 30 овчарок племенного состава в то время, когда там всего было около 35 голов. А чем же оставалось охранять 25 тысяч овец?
Многие товарищи считали и считают до сих пор, что в б. Аскании-Нова неисчерпаемый источник овчарок и продолжают ездить туда за большими партиями собак, не интересуясь вопросом их положения, охраны, не задумываясь о будущем.
Так умирала и расхищалась южно-русская овчарка в последние годы, но с февраля 1928 г. этому был положен конец. Центром были отпущены средства на организацию питомника овчарок на их родине. Наркомзем УССР, по предложению Ветер. Упр. УВО, в лице А.К. Нуромского, ассигновал на это важное дело порядочную сумму, и южно-русские овчарки были взяты под контроль и охрану. Но организация этого дела требует опытных, энергичных и преданных людей. Их нужно туда послать, так как дело стоит, а время не ждет, необходимо быстро, с наступлением теплых дней, организовать строительство, так как в настоящее время только положено начало. Дальнейшая организация первого гражданского питомника собак служебного уклона остановилась за отсутствием руководителей. Снова угроза нависла над головами лохматых друзей человека. Последних представителей этой ценной породы служебных собак необходимо сберечь и заняться их разведением, чтобы в последующие годы использовать в целях обороны страны и охраны народного хозяйства. Десятками лет, а может быть, и сотнями, эта порода использовалась то как защитник овец от хищников, то как помощник "чабана" и вего пастушеском деле, то как верный сторож дома, хозяйственного добра, о чем ясно говорит весь внешний склад и внутренние качества настоящей южно-русской овчарки.
В последние годы было закуплено большое количество этих собак для нужд Красной Армии. Закупленных собак применяли по службе связи и караульной, и были получены положительные результаты.
Спрос на них за последнее время так возрос, что уже теперь почти ничего не осталось.
В течение трех лет удалось собрать все лучшее и сосредоточить в одном из госвоенприемников, который должен стать основой для разведения этой полезной породы.
Делом сохранения и разведения овчарок должны заинтересоваться многие госучреждения и предприятия (напр., Акц. о-во "Овцевод" и др.), так как интересы экономические диктуют настоятельно вплотную подойти к организации и дальнейшему развитию питомника овчарок на их родине, тем более что тамошние условия жизни дают возможность удешевить выращивание собак без ущерба их качетству для РККА и гражданских целей. Дешево стоющие продукты (15 коп. фунт мяса 1-го сорта) и производство их на месте (крупа, овощи, молоко) понизят себестоимость выращиваемой собаки, что имеет большое практическое значение, в экономическом отношении. Одновременно родина овчарок - степная полоса дает возможность выращивать (разводить) их в естественных условиях акклиматизации, что безусловно будет иметь благотворное влияние на физическое и физиологическое состояние их организма. Окрестное население, знакомое отчасти с этой породой, также заинтересуется делом разведения и на примере правильно и научно организованного питомника будет учиться и пользоваться советами: правильно разводить таких собак.
К этому побуждать будет крестьян и материальная сторона, в чем . они убедились за последние 2-3 года во время закупок.
Этим, хотя отчасти, будет разрешен вопрос внедрения дела собаководства в широкие народные массы, дела нового, которого у нас не было.

Журнал "Собаководство" N9(38) 1929 г
Мазало

ЮЖНО-РУССКАЯ ОВЧАРКА
Южно-русская овчарка есть особый тип, выведеный из прежней группы овчарок.
В современной литературе существует заблуждание о южно-русской овчарке и указывается об ошибочном ее происхождении, якобы вывезенной из Германии в Асканию-Нова. Между тем сама Аскания-Нова начала неудачно создаваться только с 1828 года герцогом Ангальт-Кешенским и только с переходом земель ее в 1856 году от прогоревшего герцога к разбогатевшему прасолу немцу-колонисту Фальцфейну овцеводное хозяйство начало там расширяться. Уже из этого одного краткого очерка ясно, что южно-русская овчарка не могла создаться и так широко распространиться в громадном количестве из Таврической губернии на Севереный Кавказ, где мы ее встречаем в семидесятых годах прошлого столетия, и тогда уже она была описана пров. Сабанеевым.
Лично я ее знаю с таким стандартом, который мы видим теперь на остатках этой породы еще сначала восьмидесятых годов прошлого столетия, а в конце девяностых годов пришлось с нею вновь встретиться на степных трактах в Сальском округе Донской области, по которым прогонялись отары мериносовых овец из Ставропольской губ., Кубани и проч., сопровождаемые этими белыми лохмачами. Пропуская эти отары по долгу службы ветврача, я тут более подробно ознакомился из распросов у прасолов и чабанов о способах ее разведения овцеводами.
В современной литературе также указывается, что эта овчарка не имеет своего стандарта, а следовательно и нет породы этой овчарки. Чтобы рассеять этот ошибочный взгляд и доказать, что южно-русская овчарка представляет собою старинную стандартную породу, питомником NBO была подобрана группа в 22 собаки и выставлена в прошлом 1928 году в Москве на всесоюзную и Украинскую выставку собак на суд авторитетных иностранных и русских судей, экспертизою которых доказано, что собаки эти бузесловно, составляя большую ценность как сторожевые, относятся к определнной старинной русской породе, выведенной веками и именовавшейся южно-русской овчаркой.
Стандарт ее описан был еще проф. Сабанеевым, и он остается таким же и для современных южно-русских овчарок.
Что касается упоминания о какой-то русской овчарке, то таковой как особой породы не существует и ее смешивают просто с пастушечьими дворняжками.
Известные в старину крупные овцеводы юга России имели в степях специальные питомники для южно-русских овчарок, построенные в виде деревень, где разводились собаки этой породы тысячами, откуда по достижении зрелого возраста отправлялись по отарам овчарки в различные места степей.
Некоторые крупные овцеводы обладали таким количеством овец, что они не знали счета им и когда их спрашивали, - "сколько у вас овец?", то они отвечали, - "у меня столько-то тысяч собак"... Отара составлялась из 1000-1500 овец, охраняемых 3-4 собаками.
Эта порода такими крупными овцеводами велась бессознательно "сама в себе". Инбридинг и вводное бессознательное скрещивание там безусловно случайно процветал по отбору только крепких, сильных, злобных и больших собак. Таким образом при благоприятных условиях и здоровом южном климате закрепилась по старым выражениям так называемая однородная кровь этих собак, образовав могучую породу, названную по югу России "южно-русской овчаркой", сознательно охранявшей стада овец, обходя их кругом.
Трудно предположить, чтобы эти крупные овцеводы вели эту породу собак на научных основаниях, так как большинство из них относилось к людям малокультурным, хотя такой скотозаводчик на Кубани, как Мазаев, пользовался известною популярностью и вывел не только свою породу мериносовых овец, но и других животных. Имя его в коннозаводстве и особенно в литературе скотозаводчества встречается не редко. С уничтожением тонкорунного овцеводства эта небезынтересная порода собак исчезла, уступив место дворняжкам.
Окончательно эта порода собак была истреблена за свою злобу в гражданскую войну, когда осталась без призора по ликвидации овцеводных хозяйств.
В настоящее время эта порода в незначительном числе сохранилась в госзаповеднике Аскания-Нова и в военном питомнике N-ro округа.
Южно-русская овчарка, ценимая за свою исключительно беззаветную преданность хозяину, является крайне злобной, чуткой, сильной, отважной и неприхотливой собакой. Она очень умна и так предана своим обязанностям, что без всякой пощады расправляется со всеми, кто осмеливается подойти близко к предмету, который она охраняет. Также самоотверженно охраняет она и стадо овец от нападения волков, с которыми нередко справляется и в одиночку.
Профессор Браунер, основываясь на примерах черепов этой собаки и волка, говорит, "что южная овчарка гораздо ближе стоит к волку и особенно степному, чем к собаке бронзового периода".
Южно-русская овчарка большого, даже громадного роста до 75 см вышины и очень плотного сложения. Вес до 50 кг.
Голова вследствие сильной оброслости длинной псовиной кажется широкой и короткой, в действительности она длиинная и узкая, напоминая волчью. Пасть широкая с большими, очень длинными, крепкими, сильными, правильно и вполне противоположно расположенными белыми зубами. Нос черный, влажный.
Уши небольшие, низко посаженные, висячие, треугольной формы, сами покрыты густой, но не длинной шерстью, свисающая же на них длинная и густая псовина с головы, закрывая подчас вплотную все ухо, мешает тонкости слуха.
Глаза большие, выразительные, очень умные, темного цвета и закрыты свисающей псовиной, которая препятствует зрению. Шея короткая, мускулистая (коренастая). Грудь узкая и неглубокая.
Спина прямая, широкая и мускулистая.
Круп очень широкий с сильно развитыми мускулами. Зад значительно выше переда.
Хвост довольно длинный, мохнатый, спущенный, конец иногда завернут немного крючком.
Туловище удлиненное, вальковатое и длиннее высоты на 7-10 см. Ноги - передние отвесные, прямые, очень сильные и, вследствии того что все покрыты густой и длинной псовиною, кажутся тумбами, на которых поставлено туловище собаки. В задних ногах допускается коровий постав.
Лапы крепкие с широко раставленными пальцами, небольшие, сухие и круглые. Прибылой палец отсутствует.
Псовина на всем теле, не исключая и ног, имеет большое сходство с овечьим (грубошерстным) руном и такое же свойство сваливаться войлоком. Шерсть на голове более мягкая, чем на туловище. Все туловище густо обрастает длинной, достигающей 1/2 аршина и более псовиною, которая очень обильна, густа, пушиста, но не шелковиста. Покрывает она все туловище и ноги, кроме переносицы, где она короткая.
Окрас псовины белый.

Журнал "Собаководство" N5(34), 1929 г.
Госзаповедник "Чапли". А. Бабушкин

О СУДЬБЕ ЮЖНО-РУССКОЙ ОВЧАРКИ
Одной из ценнейших служебных пород собак, годной для различных назначений - является наша южно-русская овчарка.
Родина этой породы - район госзаповедника "Чапли" быв. Аскания-Нова (Херсонский Округ), где помещик Фальц-Фейн, имея огромные стада овец, держал до 2000 собак - для охраны последних.
Сей господин находил необходимым выдавать собакам определенный паек и даже более того - находил время лично периодически делать своеобразные смотры собакам чабанов (пастухов), безжалостно бракуя и уничтожая всех нетипичных.
Развитие дела военного собаководства, ряд недочетов в разведении собак в условиях питомнического содержания (к слову - неустраненных и по настоящее время) - естественно заставили обратиться к приобретению южно-русских овчарок, широко размножившихся в указанном районе, для нужд РККА.
Однако, к великому сожалению, оказалось, что за период последних лет число этих собак значительно сократилось, и в самом госзаповеднике "Чапли" на 1 января 1928 года было всего 25 собак, находящихся на руках у чабанов без всякого учета.
О таком положении дела были помещены сообщения в печати и по линии военного собаководства.
Были предложения - создать в Херсонском Округе отделение Питомника, провести соответствующую пропаганду среди населения и вообще предпринять шаги к сохранению породы южно-русских овчарок.
Но, вместо выполнения таких пожеланий - в 1928 году произошли такие события.
Госторг УССР, воспользовавшись недородом, командировал на юг Украины закупочные комиссии - для скупки собак... на шкуры.
В результате - по сообщению Николаевской конторы (N2106 - от 29 г.) - в одном только Херсонском Округе в 1928 году заготовлено около 1200 штук шкур длинношерстных собак (т.е. овчарок), по цене от 60 копеек.
Приехавшие в этот район несколько позже закупочные комиссии Окружных школ-питомников не смогли полностью выполнить задания и скупили всего несколько десятков собак (по цене 10 р. и выше), из которых большинство оказались неудовлетворяющими требованиям экстерьера - т.е. не породными.
Товарищи, побывавшие в закупочных комиссиях, утреждают, что если порода южно-русских овчарок в Херсонском Округе не исчезла навсегда, то потребуется целый ряд лет на восстановление этой ценнейшей породы.
 
© RUSDOG.ru
Разработка сайта - AlRy